В программе:

  • Классика в би-бопе,
  • Фантазия на тему Ф. Шопена,
  • Латина-Фиеста,
  • Импровизации,
  • Музыка 60-70х,
  • Классическое попурри,
  • Интерактив с публикой.

Российско-американский пианист и шоумен Дмитрий Гайворонский (однофамилец известного петербургского джазового музыканта) учился в Ленинградской консерватории и в 1992 году уехал в США, где поставил собственное шоу в Лас-Вегасе. С этим шоу он объездил полмира.

Дмитрий Гайворонский, несомненно, блестящий виртуоз и прирожденный шоумен. Ему нравится развлекать, он делает это профессионально и с изрядной долей выдумки. Российская публика не вполне привыкла к такому виду музыкального действа: это вам и не филармония, и не эстрада, и не ресторан. В плане жанров можно все услышанное определить как микс, смесь классической музыки, джаза, латино, рок- и поп-музыки. Притом блистательно исполненный музыкантом академической выучки с полагающимся техническим оснащением: плотное прикосновение, продуманные фразировки и импровизационные формулы, которые отсылают скорее к европейскому романтизму, нежели к джазу.

«Рукоплещет растроганный зритель. Даже музыка — тоже игра», — пишет автор Владимир Жгулев в стихотворении, посвященном пианисту Дмитрию Гайворонскому. В лучших традициях виртуозов двухсотлетней давности Дмитрий именно играет со зрителями, без каких-либо видимых усилий исполняя «по заявкам» фрагмент из Первого концерта Чайковского, Every breath you take Стинга или «Богемскую рапсодию» Queen.

Непременным предметом интерьера любого американского бара когда-то была машина под названием jukebox — музыкальный автомат, который светился разными цветами и за какое-то количество центов играл выбранную пластинку. Jukebox Дмитрия Гайворонского отражает как минимум два биографических факта — консерваторское образование и успешную работу в американском шоу-бизнесе, потому в Jukebox у артиста значатся такие большие разделы: «популярная классика», «рок 1970-х», «диско», «латиноамериканская музыка», «американская эстрада и мюзикл».

Наблюдать за Дмитрием интересно. Он произносит «Лас-Вегас» через «э» и начинает конферанс по-английски. Затем играет подряд Баха, Boney M и «Московские окна» так, что в этом чувствуется логика. Компилятор-виртуоз Гайворонский умеет выполнять главное правило любого компилятора — вовремя закончить цитату. Чуть меньше вкуса — и концерт превратился бы в хоровод рингтонов: Сороковая симфония Моцарта, Лунная соната, Второй концерт Рахманинова, «Джентльмены удачи». Этой неприятности удалось избежать, и получилась вполне остроумная игра со зрителями, которые все полтора часа были увлечены угадыванием мелодий. Чутье артиста в том и заключалось, чтобы сыграть именно столько нот, сколько хватит для угадывания.

Другое дело, что программу Дмитрий привез заморскую, и часть шлягеров в Петербурге шлягерами совсем не казались. New York, New York, конечно, был опознан, но едва ли вызвал ту теплоту и вообще личное участие, какие вызвал бы в гражданине США. То же касается, например, хита группы Village people под названием YMCA, под первые звуки которого любой не чуждый массовой культуре американец старше двадцати тотчас пустится в пляс, притом в пляс весьма специфический — тот, что культивирован соответствующим музыкальным видео.

Наиболее конструктивный диалог с памятью слушателя произошел, вероятно, в середине первого отделения, когда Дмитрий обыграл подряд несколько хитов Дунаевского, нетленные песни «Из полей уносится печаль», «И улыбка без сомненья вдруг коснется ваших глаз» и «Я вам не скажу за всю Одессу».

Главное же, что показал Дмитрий, — это качество работы, которое нужно демонстрировать независимо от размера площадки. Он предъявил тщательное, мастерски скроенное шоу, от начала до конца ориентированное на зрителя. Такого отношения часто не хватает отечественному шоу-бизнесу, который, как говорят, значительно отстал от заокеанского.

Дмитрий уехал из России в 1992-м и кое-что пропустил — помешательства на почве «Ласкового мая» и группы «Технология», коллектив «Комбинация», Олега Газманова и группу «Любэ», наконец, «Мумий Тролля» и Земфиру. То есть очень многое из того, что часть российских слушателей, может, и хотела бы позабыть, да не может. Теперь, вернувшись на родину с твердым намерением ее покорить, Дмитрий Гайворонский, видимо, должен приложить некоторые усилия, чтобы вновь общаться с российским слушателем «без акцента». И эту задачу пианист уже решает: после выступлений в Сингапуре (туда Дмитрий отправился сразу после петербургского концерта) господин Гайворонский обещает выступить в нескольких городах России с большой новой программой, составленной специально для отечественного зрителя.

По материалам газеты «Санкт-Петербургские ведомости»

Добавить отзыв

bil