Программа концерта, посвященного 90-летию со дня рождения А. Пьяццоллы.

I отделение

Концерт «Аконкагуа» для бандонеона, ударных и оркестра

II отделение

  • Времена года
  • Милонга Ангела
  • Обливион
  • Либертанго

АСТОР ПЬЯЦЦОЛЛА И ПРЕОБРАЖЕНИЕ ТАНГО

В Буэнос-Айресе начала 40-х культурная жизнь била сверкающим ключом, а танго достигло пика своей популярности. Однажды вечером на сцене футбольного клуба «Бока Хуниорс», где проходил танцевальный фестиваль, появился оркестр под руководством легендарного Анибала Троило. Одним из музыкантов был Астор Пьяццолла — не по годам развитой юноша, недавно поступивший в оркестр в качестве бандонеониста (бандонеон — родной брат аккордеона, своего рода эмблема танго). Когда оркестр заиграл его аранжировку классического «Inspiracion», произошла странная вещь — танцующие неожиданно перестали танцевать. Некоторые покинули зал, а те, кто остался, подошли поближе к сцене, чтобы послушать необычную музыку.

Этот вечер стал предвестием грядущих событий: молодой бандонеонист создал нечто большее, чем просто танцевальная музыка, и публика раскололась на два лагеря. Не отдавая себе в этом отчета, Пьяццолла положил начало тому, что сам же назвал впоследствии «великим преобразованием танго», которому посвятил пятьдесят лет своей жизни. Благодаря ему танго обогатилось классической полифонией, джазовыми гармониями, а также художественными приемами, открытыми Стравинским, и в конце концов вырвалось из танцзалов на волю, превратившись в серьезную музыку — в так называемое nuevo tango.

В XX веке это была одна из самых дерзких попыток по-новому осмыслить популярную музыкальную традицию, недаром ее сравнивают с гершвиновским преобразованием джаза. Бережно обращаясь с музыкальным материалом, доставшимся ему в наследство, Пьяццолла сумел вычленить суть танго, сублимировать его агрессивность, сохранив мучительный эротизм, и создал новый жанр высокой музыки, заслуживший повсеместное признание. Пронзительные мелодии чередуются у Пьяццоллы с резкими диссонансами, но во всем неизменно сквозит печальное осознание трагизма повседневности. Эта непреходящая грусть, безусловно, связана с вечной неприкаянностью самого композитора. Подобно Малеру Пьяццолла мог бы назвать себя «трижды изгоем»: аргентинец, выросший в Америке; приверженец танго в мире классической музыки и джаза; авангардист, вызывающий раздражение сторонников традиционного танго.

Хотя у его музыки появилось множество поклонников в Европе, Соединенных Штатах, Бразилии и Мексике, в родной Аргентине Пьяццоллу по-настоящему признали лишь за десять лет до смерти (скончался он в 1992 году). Поначалу же его эксперименты с танго, этим священным достоянием нации, были встречены старой музыкальной гвардией враждебно. Нам трудно измерить глубину презрения, обрушившегося на композитора, потому что в нашей стране проблемы стиля и жанра волнуют лишь горстку исполнителей да критиков. Однако в Аргентине конца 50-х и 60-х годов, в разгар затеянных Пьяццоллой «битв за танго», музыкантам его оркестра не раз угрожали расправой. Между «пьяццоллистами» и «антипьяццоллистами» частенько вспыхивали драки, в которых порой доставалось и самим оркестрантам (однажды в прессе появилось сообщение о том, что музыкантов Пьяццоллы облили бензином и едва не подожгли). Как жаловался сам композитор, «в Аргентине можно сменить сотню президентов, поменять одну религию на другую, но танго — вещь неприкосновенная».

В конце концов Пьяццолла одержал победу над своими хулителями — в этом ему помогли и достоинства его музыки, и сила характера. В последние годы жизни он со своим квинтетом разъезжал по трем континентам, имел больше заказов, чем мог выполнить, и пользовался огромным уважением у многих, порой абсолютно несхожих музыкантов, от Мстислава Ростроповича до Джерри Маллигана. После смерти музыкальная репутация Пьяццоллы стала еще прочнее. Благодаря записям его произведений в исполнении Йо-Йо Ма, Гидона Кремера, Дэниела Баренбойма, Эммануэля Акса, Эла ди Меолы и прочих знаменитостей творчество композитора вошло в моду, а его имя превратилось в объект восторженного почитания.

Недавно опубликована новая биография Пьяццоллы, составленная Марией Сусанной Ацци, аргентинским антропологом, и Саймоном Коллиером, историком латиноамериканской культуры. Хотя на испанском уже публиковались книги, посвященные творчеству композитора, а также воспоминания о нем товарищей — музыкантов и членов его семьи, полное жизнеописание композитора на английском языке увидело свет впервые. Эта долгожданная книга частично устраняет несоответствие между масштабом популярности музыки Пьяццоллы и скудостью литературы о нем. К сожалению, Ацци и Коллиер не стали углубляться в изучение противоречивой натуры Пьяццоллы и анализировать созданный им самим образ композитора-революционера, который не переставая размышлял о своем месте в истории музыки и влиянии на общий процесс упадка и возрождения танго. Вообще, Пьяццолла любил делать претенциозные заявления, часто говорил о себе самом в третьем лице. Однажды, провозглашая намерение «покончить со всеми музыкальными традициями, господствующими в Аргентине», он объявил, что готов «устроить общенациональный скандал». И это было не просто броской фразой. Пьяццолла постоянно доказывал свое умение вдохнуть новую жизнь в музыкальные формы, которые считал окостеневшими. Только тот, кто знаком с истоками танго, способен в полной мере оценить всю дерзновенность творческой мысли Пьяццоллы и в то же время — как это ни парадоксально — глубинную приверженность композитора отдельным чертам традиции, продолжателем коей ему довелось стать.

Айдар Гайнуллин — баянист с мировым именем, известный вокалист и композитор, академик кинематографических искусств, обладатель Национальной кинематографической премии «Ника» и Национальной премии кинопрессы и кинокритики «Белый слон» за музыку к фильму Ивана Вырыпаева «Эйфория». Обладатель кинопремии на XX Открытом Всероссийском кинофестивале «Кинотавр» (г. Сочи-2009) в номинации «Лучшая музыка к фильму» (за фильм Ивана Вырыпаева «Кислород»). Лауреат 18 международных конкурсов баянистов и аккордеонистов, в том числе «Кубок мира»  (Лондон-2001). Музыка в исполнении Айдара Гайнуллина звучит в лучших концертных залах мира: в Большом зале Берлинской филармонии, зале Gaveau (Париж), зале Wigmor (Лондон), Кенеди центре (Вашингтон).

Искусство российского музыканта высоко оценили не только музыковеды, но и целый ряд высокопоставленных лиц: Михаил Горбачев, Борис Ельцин, Владимир Путин, Дмитрий Медведев, Ислам Каримов, Жак Ширак, Ким Чен Ир, королева Испании, принцесса Малайзии, шейх Кувейта, мэры европейских городов.

В 2003 году за выдающиеся достижения в искусстве игры на баяне Айдар Гайнуллин вписан в «Золотую книгу талантов России» имени  Президента РФ. В этом же году музыкант стал стипендиатом фондов Мстислава Ростроповича, Фридриха Липса и «Русское исполнительское искусство». В мае 2003 года Айдар награжден Орденом почетного члена Каунасской консерватории (Литва). В 2007 награжден правительственной наградой орденом «Молодое дарование России» и премией «Лучшие из лучших». Неоднократно принимал участие в составе жюри на престижных российских и зарубежных фестивалях исполнителей-инструменталистов.

Высокий уровень мастерства, уникальный исполнительский стиль Айдара Гайнуллина, уникальная и разносторонняя одаренность этого молодого музыканта (не только в баянном, но также в вокальном и композиторском творчестве) неизменно вызывают большой интерес у публики и профессионалов.

Добавить отзыв

bil